Сообщения

Лис-зятёк

Изображение
Лис был женат на дочке старика и старухи. Дед ловил рыбу и хранил ее в бочке. Так и жили дед с бабкой. Но однажды лис-зятек взял да и нашел бочку, где хранилась рыба и начал потихоньку таскать оттуда и есть. Дед и бабка ничего не знали.

Песня о Мяндаше

Изображение
Были эти люди. Был Мяндаш. Мы все, живущие тут, на нашем Теплом наволоке, все мы кровей его жены — Мяндаш-каб, Матрены. Семиостровцы‚ те уже не наших кровей, у них и речь другая. А что до Каменчан, то все мы каменского роду, все мы ментушане, хоть и разные фамилии — Койбины, Телыши, Матрехины, — все одной крови народ, все — нашего роду. Вот хочешь верь, хочешь не верь — воля твоя, а так оно есть, Был Он, и эти люди все были, и эта Мяндаш-каб была. Она нам вроде матери приходится — мадерахке. Это так же верно, как вот я против тебя сижу. Это надо понять, раз я тебе говорю эти слова, я жив человек, так и он был жив человек.

Подземные боги и духи

Изображение
Прежде чем начать разговор о погребальном культе саамов, я хочу при­вести слова С. А. Токарева, который говорит: «Термином “погребальный культ” принято обозначать совокупность религиозных обрядов, относящих­ся к умершим, и связанные с этими обрядами верования».

Древнейшим религиозным признаком разных народов была вера в бес­смертие души. Саамы — не исключение. Они свято верили в то, что в за­гробном мире существует страна матери смерти Яммье-акка-айбмо, в ней умершие обретают новые тела, вместо тех, что тлеют в могилах. В Яммье-акка-айбмо живут души только добрых людей, что в общепринятом поня­тии можно назвать раем. В нижнем мире, более глубинном царстве, нахо­дится страна Яммье-Выгкэй, там злых людей ждут невероятные мучения. Проще сказать, они попадают в ад.

Верный друг саама

Особая роль в жизни саамов отводилась собаке — пеннэ. Она была вер­ным товарищем в трудной пастушьей жизни саама. Подгоняла отбивших­ся оленей к стаду, поворачивала стадо в нужное направление, перегоняла оленей на новые места, загоняла животных в кораль, предупреждала пасту­хов о приближении хищников. Интересно описал верного друга саама — его собаку П. М. Ламартиньер: «Собаки их так малы, что самая большая не более фута длинной, высотой в ладонь; шерсть длиной в палец, грубая и всклокоченная, цветом светло-рыжая, уши стоячие, вроде волчьих, голова и морда, как у крысы; они очень ловко ловят мышей, которых пожирают, охотясь за ними, как наши кошки; за это лапландцы очень ценят своих со­бак, хотя они очень безобразны, а хвост у них завернут колечком и похож на свиной». Самыми главными качествами саамской лайки, как ее называли в народе, были развитое обоняние, зрение, слух, послушание, точ­ное выполнение команд и незлобивость по отношению к оленятам. У каж­дого пастуха обязательно и…

Проклятый зверь

Изображение
Культа волка, а по-саамски он зовется пальтэсь или чиррм, у саамов не было, но сказок с его участием предостаточно. По одним поверьям, он был создан богом Каввраем, по другим — чертом. В обоих случаях проклинает­ся Иммель-айя и объявляется свободным охотником. И никто ему не может запретить уничтожать оленей, если он свободный охотник. Но некий страх перед волком у саамов все же существовал. Саамы никогда не убивали вол­ка из ружья, опасаясь, что после выстрела оно будет заколдовано. Били палками или стрелами, догоняя на лыжах.

Змеи — куввт

Помимо культа оленя у саамов существовали и поверья, связанные со змеями. Вы вправе спросить: почему со змеями? Какая может быть связь между змеями и вечной мерзлотой? Начнем с того, что когда-то давным-давно на Севере было не так уж и холодно (это доказали ученые), а потому водились и змеи. Немирович-Данченко писал, что саамы уверяли его, буд­ то в «...туломском чернолесье водятся змеи полтора и три аршина, черные и пест­рые. Черные с желтыми кольцами, ядовитые, они будто нападают на чело­века. По местному поверью, если такой змей дохнет на человека — тот весь вспухнет и умрет, если ужалит, то почернеет и тоже неизбежно умрет. Если у него есть детеныши, то бросается на каждого зверя, проходящего мимо. Змеи эти могут переплывать плесы и реки даже в порогах. Лопари, убивая, подвешивают его к дереву... Водится эта змея южнее Нуот-озера. Близ Сонгельчан ее много; кишмя кишит чернолесье...»

Моаййнас Мяннташш баяс

В саамской мифологии образ оленя занимает одно из первых мест. Под­тверждений тому множество. Есть, например, саамское предание о том, что «олень не сын Земли; он сын Солнца, он принадлежит самому богу; это могут подтвердить старики: они знают, что первое оленье стадо спусти­лось с облаков».
  Существует у саамов красивый миф об олене Мяннташш (у этнографов Мяндаш), олене-человеке с золотыми рогами, Мяннташш-громе. В мифе говорится, что родила этого оленя старуха нуэйт. Когда-то ей наскучило находиться в человечьем обличье и приняла она образ важенки. Гуляла с дикими оленями и забеременела, но рожать в оленьем образе побоялась и вновь обернулась женщиной. А сынок-то возьми и олененком родись. Де­ лать нечего: кормила старуха его своим молоком, пестовала. Вырос олень большим, красивым и спросил у матери, кто ж у него отец. Призналась та, что был его отец оленем. Узнав об этом, сын подался к отцу в тундру...