Как Пудзэ-Вилльй оллмэ искал

Ехала по тундре одна семья. Впереди керрьсесьт ехал муж, а следом за ним ижесь керрьсесьт - в своей кереже ехала жена с ребенком, который спал в саамской люльке - китткмсьт. Ехали они ночью. Сморил женку сон, и не заметила она как соскользнула китткэмь керрьсесьт и осталась лежать в тундре. 


Утром проснулся малыш и заплакал от голода. Но вот чьи-то сильные руки подхватили его и понесли. Был то сам хозяин оленьих стад - Луот-хозен. Услыхал он плач, подобрал ребенка и побежал к стаду. Подсунул малыша к первой важенке, и стал мальчуган сосать молоко. 
Позвал Луот-хозен к себе Разиайке и велел глядеть за мальчиком. Так малыш стал приемным сыном Разиайке - хранительницы оленьих стад. 
Приемная мать назвала удць парна Пудзэ-Вилльй, что значило брат оленя, и стала его растить. 
На молоке важенок рос мальчуган, на мясе оленей. Среди оленей спал, в их шкуры одевался, между оленей согревался в холодные ночи. Хорошо охраняла Разиайке конанньт пудзэ чудзэ - стадо диких оленей, скрывала его меххьцтей оллмэнь - от саамских охотников. Учила приемыша своего оленей понимать, стрелой и луком владеть, в озере плавать. Научился парень на олене верхом скакать. Ухватится за его рога и несется словно ветер по тундре. 
Незаметно пролетели несколько лет. Возмужал Пудзэ-Вилльй и почувствовал перемену в себе. Наблюдал он, как осенью гирвас к важенке шел, целый ритуал в танце устраивал, чтоб завоевать ее расположение. Как птицы и звери весной пары искали себе, и уж сам места не находил. Пришел к Разиайке и говорит ей: 
- Не могу, янна, понять, что происходит со мной. Голова кругом идет и дышать не могу, кинусь на ягель, а то вдруг стрелой по тундре несусь, и глаза от соленых слез начинают щипать? Может заболел я, скажи, янна, мне? 
- Да, мальчик мой, болезнь к тебе пришла, у людей она любовью прозывается. 
- Людей? Кто такие они? 
- Оллмэ - люди в погостах яввьр и егк рынтэнь - на берегу рек и озер проживают они. 
- Почему же я всю тундру обскакал, а людей никогда не видел? 
- Потому ты не видел, что закрыла я их от тебя, а тебя от них. 
- Разиайке-янна, умоляю покажи мне оллмэ, ну хоть раз взглянуть. 
- Пудзэ-Вилльй, сынок, не вольна я тебе показывать, должен ты их сам отыскать, тогда счастлив будешь. Я не буду тебе препятствовать, каждый должен в своем стаде жить. А если будешь нуждаться в моей помощи, возьми вот эту оленью косточку, стоит свиснуть тебе в нее и появлюсь я в оленьем облике, но запомни - последним будет третий раз. 
- Пассьпе, яннъ-ням - спасибо, моя дорогая мамочка, за доброту твою, за заботу. Никогда не забуду я тебя, не забуду Луот-хозен и братьев оленей моих. 
Попрощался Пудзэ-Вилльй с оленями, посадила его Разиайке в вэнс - лодку и оттолкнула от берега. 
- Плыви, мой сын, навстречу своей судьбе и помни, мы любим тебя. 
- Кудтсэ тиррвэнь, яннъ-ням - до свидания, моя мамочка! - крикнул Пудзэ-Вилльй и поплыл. 
Определенного пути у него не было и решил юноша лечь на дно лодки. 
- Куда вэнс мой занесет, там и судьба моя встретится, - сказал сам себе Пудзэ-Вилльй и лег. 
Долго ли коротко ли плыл он, но вот почувствовал, как вэнс его о камни стукнулся, поднял голову парень и увидел, что приплыл к острову. 
Выпрыгнул паррьн из лодки, затянул ее рыннта и пошел чиннгла суэллъе - вглубь острова. Видит стоит чум и сидит в чуме старуха - плетет косу. Подошел к ней Пудзэ-Вилльй и говорит: 
- Тиррв, аххьк! 
По саамски это будет значить: здравствуй, женщина. 
- Тиррв, Пудзэ-Вилльй, давно тебя жду, хочу за тебя замуж дочь свою отдать, - отвечает старуха. 
- А как имя твое, аххьк? 
- Мунн ля Оаз. 
И на глазах у юноши превратилась она в паука, который доплетал свою паутину. Женщина-паук была страшная, все ближе и ближе подтягивалась она к Пудзэ-Виллье, знала, что у него сердце храброе. И не успел паррьн опомниться, как оказался обмотанным ее паутиною. Стоит он и думает: 
"Да неужто такая судьба моя, и это - оллмэ, люди?" 
А паучиха, окутав его, поползла вглубь острова за своей дочерью. Стоит Пудзэ-Вилльй ждет, что дальше будет. 
Через какое-то время приползает Оаз со своею дочерью паучихою. Дотронулись пауки до земли головой и облик человеческий приняли. Как увидел паррьн Оадзэ дочь, подумал, что уродливее существа в тундре ему не приходилось встречать. 
Стоит Оадзэ дочь перед ним, космы черные в разные стороны торчат, глаза недобрым огнем светятся, нос приплюснутый по щекам растекся, а губы толстые отвисли до самых колен. Руки длинные, крючковатые, ногти острые, загибаются и все шевелится в ней, все шевелится. 
- Мать Оаз, - спрашивает дочь, - где ты такого красавца выкопала? 
- Я его, дочь, у Разиайке приметила и лодку его притянула к нашему острову. Тебе он нравится? 
- Кому такой не понравится, настоящий жених. 
- Тогда нечего время терять, созывай всю родню и отпразднуем твое замужество. 
Вот уж нечисть разная на свадьбу ползет, со всего острова повылазила, и тут вспомнил юноша про своюеннь - свисток янны. 
- Оадзэ, хочу я на берег сходиь, в озере искупаться перед свадьбой, так мне моя мать Разиайке наказывала, - говорит паррьн. 
- Хорошо, сходи, только дам я тебе в провожатые двух болотных жаб, и держать они будут тебя на паутине моей, а она крепче веревки любой. 
Сняла Пудзэ-Вильесьт Оадзэ паутину, только на руках оставила и отпустила юношу к берегу. 
Идет Пудзэ-Вилльй, а позади две жабы скачут. Подошел к озеру, в воду зашел, жабы паутину ослабили, чтоб значит, он руками подвигать мог. А паррьн достал оленью косточку и свиснул в нее. 
Вмиг явилась перед ним Разиайке в образе важенки, увидала она сына своего приемного в беде, перекусила паутину на руках. Обхватил Пудзэ-Вилльй шею матери и поплыли они по озеру, только жабы их и видели. 
Приплыли к своему острову, вышли из воды, и говорит Разиайке сыну: 
- Что, сынок, опять счастье поплывешь искать или дома останешься? 
- Передохну немного, яннъ-ням, и опять поплыву. 
Прошла неделя, и опять садится в лодку Пудзэ-Вилльй. Проплыл злополучный остров и тогда опять лег в лодке. 
- Неси меня течение озерное навстречу судьбе. 
Совсем немного проплыл молодец, как опять лодку его на камни вытянуло. Остров не остров, маленький какой-то, но все же юноша решил сходить вглубь его, посмотреть что к чему. Видит пень стоит, а на пне Тшаккалачак сидит - маленький земляной человечек. 
- Тиррв, айя, - говорит паррьн. 
- Тиррв, тиррв, Пудзэ-Вилльй, давно тебя жду, дочь у меня на выданье, ты для нее хороший жених. Вон какой большой и сильный, и стрелок лучший в тундре. Только такой и нужен защитник народу моему. 
- А велик ли у тебя народ, и где дочь твоя? 
- А сейчас ты с ними познакомишься. Зашевелилась земля, и повылазили из земляных нор гномы-карлики, стоило Тшаккалачаку ударить в маленькие, словно в узелках, ручки. И столько их было, что облепили они Брата Оленей по самую шею. 
И была среди всех самая ужасная карлица. Лицо ее цвета земли, нос словно в землю врос, в бородавках весь да буграх, живот отвис, глазки маленькие холодные, брови лохмотьями висят, а волос совсем и нет. 
Смешно стало Пудзэ-Вилльй, что это маленькое жалкое существо ему в невесты прочат. 
- Видишь, как дочь моя хороша, - с гордостью говорит старик, - пришло время вас обженить. 
- Я не возражаю, - сказал юноша, - да только перед свадьбой мне янна велела в озере искупаться, разрешишь ли Тшаккалачак? 
- Раз мать велела, почему не разрешу, иди, да только дам я тебе в провожатые карликов, чтоб течение озерное тебя не унесло. 
Идет Пудзэ-Вилльй к озеру, а за ним сотни карликов, и все за одну веревочку держатся. Вошел он в воду, свистнул в косточку, и вновь Разиайке на помощь явилась, только теперь в облике гирваса. Увидала она, что ее сын опять в беде, перекусила веревку, ухватился молодец за шею матери, и были они таковы. 
- Что, сын, опять поплывешь судьбу искать? - спросила Разиайке на берегу. 
- Отдохну месяц и опять в путь отправлюсь, должен же я, наконец, оллмэ отыскать. 
И вот в третий раз отчаливает от берега Пудзэ-Вилльй. Проплыл он предыдущие два острова и вновь в лодке лег. 
- Будь что будет, - решил он. Два дня лодку носило по озеру, проголодался уже юноша, сел, стал оглядываться, нет ли жилья поблизости и увидел невдалеке множество домиков. Причалил к берегу и пошел к первому чуму. Навстречу ему вышла красивая молоденькая девушка, спросила она его, кто такой и зачем приплыл в их становище. 
Пудзэ-Вилльй ей все рассказал и девушка сказала ему: 
- Я Оанэсь Лукь ниййт, сирота, родители мои умерли, и живу я одна, если нравлюсь, бери меня в жены. 
- Ты мне очень нравишься, Оанэсь, я согласен быть мужем твоим. 
Свистнул он в косточку, явилась Разиайке и спросила: 
- В какую беду ты опять попал, сын мой? 
- Не в беду, мать, я счастье свое нашел. Благослови меня на жизнь оллмэ - людей. 
- Будьте счастливы, дети мои, любите друг друга, берегите тундру и всякую живность в ней, не давайте никому в обиду. Не забывайте, что олени есть братья ваши. Будьте счастливы! 

Н.П.Большакова. Подарок чайки

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро