Киевитса и Киипери


10 тысяч лет тому назад в этих краях властвовали могучие исполины - нойды. И было между ними постоянное соперничество.
Самым могущественным из всех был нойд из Петсамо по имени Киевитса. Но на противоположной стороне морского побережья обитал его жестокий и коварный соперник по имени Киипери.
Оба нойда соперничали между собой в славе и колдовстве, в умении творить чудеса. Соперничество продолжалось до тех пор, пока решающее сражение не стало неизбежным.


Нойд Киипери решил посрамить нойда Киевитса в глазах всего мира неслыханным способом. Пение-заклинание у саамов имело в те времена магическую силу и требовало большого умения и искусства.
Нойд Киипери встал, широко расставив ноги, возвышаясь над мысом; пением-заклинанием Киипери отделил часть его от Растиматунтури, которая прежде была на том самом месте, где сейчас находится бухта Киипери.
Вскоре земля содрогнулась, задрожала и с грохотом стала раскачиваться; грянул гром. Повсюду на поверхность воды всплыла оглушенная рыба, от белых животов которой море стало серебристым. Затем покачнулась поверхность земли, и часть суровой тундры, медленно оторвавшись, мрачной тучей поднялось высоко в небо.
Тогда нойд Киипери, вскрикнув, прыгнул в свою лодку, которая была такой же длины, как голодный год, и борта которой были также бесконечны, как облачный пасмурный день. С каждым гребком весел лодка продвигалась на версту вперед. А высоко в небе, следуя за лодкой, плыла темно-синяя Растиматунтури.
В этот тихий безоблачный день нойда Петсамо Киевитса сидел на горе Сиебруоайви, опустив одну ногу в устье залива Петсамо, а другую - на мысок Нурменсятти. Он тоже пел, пел и смеялся, играя кольцами своих волос огромными пальцами толщиной со ствол сосны.
И при полном штиле на море везде были видны киты, большие синие и малые белые. Они приплыли из разных мест, но все направлялись в сторону залива Петсамо. Киевитса пел именно для китов: зазывал их в самое основание залива, туда, где оно было в те далекие времена (сейчас здесь находится Генеральская сопка). Там во время морского отлива обнажались песчаные отмели, и можно было добыть китов, чтобы в долгие зимние дни лакомиться и поддерживать силы их жиром. Но вскоре внимание Киевитсы обратилось к плывущей с северо-запада темно-синей грозовой туче.
Киевитса смотрел, смотрел, смотрел... Он разглядел надвигающиеся оттуда горы, а под их темно-синей громадой увидел гигантскую лодку: нойд Киипери намеревался перекрыть, "заткнуть" горой-тундрой устье залива Петсамо...
Взглянул Киевитса на море: киты исчезли. Взглянул на небо: туча нависла злобно и угрожающе. Заглянул под тучу: нойд Киипери стоял там в своей лодке, пел во все горло и, ликуя, размахивал руками, подобными огромным лопатам. Тогда и нойд Киевитса начал петь. Он приподнялся повыше, крепко опираясь своей правой ногой в самое глубокое место залива и опершись локтем на согнутую в колене левую ногу.
Песня его росла, ширилась, крепла. Воздух дрожал, и туча разрывалась, земля содрогалась, горы склоняли свои вершины, а море вспучилось, заклокотало, покрылось бурунами. Деревья скрутились, покоробились, съежившись приникли к земле под натиском вызванной заклинаниями бури.
Движение зловещей тучи по небу приостановилось, она замерла на месте, трепеща и содрогаясь. Нойд Киипери пел заклинания в своей лодке на море, а нойд Киевитса - на тундре Сиебруоайви. Природа замерла перед стихией единоборства: рыбы скрылись от опасности в расщелинах скал, растения пригнулись к земле.
Послышался оглушительный грохот, удар, все всколыхнулось и содрогнулось. Гора-туча обрушилась с неба в море. Водяным столбом вздыбилась ввысь вся морская вода между полуостровом Варангер и темными, прямыми как стены отвесными кручами Пумманки - мыса Земляного.
Нойд Киевитса из Петсамо одержал победу. Свершившееся стало очевидным, но штормовое море еще бросало на прибрежные скалы неистовые волны, достигавшие горных вершин. В пенном водовороте воды появилась новая земля: гора-тундра при падении с неба раскололась на две части. Так "родились" Айновы острова.
Нойд Киевитса смеялся громовым смехом, глядя, как нойд Киипери прибивается в своей лодке к берегу мыса Пумманки, в крутых пахтах которого находят свой приют бакланы.
И нойд Киевитса, лучший из певцов-заклинателей, заколдовал нойда Киипери и его суженую, превратив их в каменные изваяния на мысе Пумманки, где они до сих пор стоят рядом друг возле друга у всех на виду. 
К.М.Валлениус
Энциклопедия Печенга

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро