Счастье дочери мышиного короля

На севере, где длинными полярными ночами поет свою песню мачеха вьюга, где за дальними лесами и безбрежной тундрой расположилось Коардэгк сыйт, что по-саамски означает село Воронье, жили-были небольшие люди по прозванью лопари. Жизнь их была нелегкой. Солнце не баловало маленький народ своим теплом и светом, и за короткие летние дни лопари должны были выгулять своих кормильцев пудзэть. А длинными холодными зимними ночами женки лопарей поддерживали в коввас саамский огонь - сызьн тол. 


В этом селе жил пуазнэххьк Вульсе, был он молодым и красивым парнем, но не было у него жены, а нравилась ему больше всех девушек в селе дочка Вуэнньтре Вуэдтар алльк. Вуэнньтре был одним из самых зажиточных пастухов, и не хотел он свою моджесь нийт Энн отдавать Вульсе. Сговорился Вуэнньтре с богатым Чуэльм-пастхэнь - пастухом с Салмы и отдал ему свою Энн, тем самым еще больше разбогатев. 
Опечалился Вульсе и запел песню печали, и увел свое стадо еще дальше в тундру. Сядет, бывало, на ягель, напоминающий мох, только твердый, и начинает петь. Песня такая грустная, сердечная льется из души Вульсе, что даже пудзэ перестают жевать ягель и начинают прислушиваться. 
Вот так однажды, поет песню Вульсе и вдруг видит перед глазами моджесь нийт - красивую девушку тундры. Стоит она у одинокой березки с длинными, распущенными до пят волосами и смотрит на Вульсе. 
- Ты кто? - спросил ее Вульсе. 
- Я тебе жена, Вульсе, разве ты не почувствовал меня - свою аххьк, Улльян? - отвечает девушка. 
- Наверно, это добрый дух Сейда посылает тебя мне в жены. Иди ко мне, милая Улльян, я согрею тебя. 
Не захотел Вульсе вести свою ненаглядную аххьк в Коардэгк сыййт, поставил он прямо у березы свой коввас, и стали они жить. 
Прошло какое-то время, и говорит Вульсайя Улльян: 
- Через день мне придет время рожать тебе сына, и есть у меня к тебе одна просьба, выполнишь ли ты ее? 
- Конечно, дорогая Улльян, любую твою просьбу я выполню с радостью. 
- Тогда слушай, в коввсас ты не должен будешь заходить коллм пейв э коллм ый - три дня и три ночи. Если это исполнишь, жить мы будем и дальше счастливо, и тогда Иммель-айя векахт - Бог нам поможет. 
Что ж, решил Вульсе, раз аххьк просит, значит, так и надо, и ушел к своему стаду. 
День прошел, второй на исходе, переживает Вульсе за свою Улльян, но ничего не поделаешь, слово данное надо держать. 
Вдруг явился перед ним чаххкли - маленький земляной человечек, который нес в себе злой дух, и говорит Вульсе:
- Эй ты, пуазнэххьк Вульсе, не знаешь, кого ты в жены взял и от кого ты сына ждешь. 
- Как так не знаю? - удивился пуазнэххьк, - Улльян моджесь нийт взял я в жены, сам Сейда мне ее для счастья дал. 
- Нет, не девушка она вовсе, а саххплинк, и, если хочешь в этом убедиться, поспеши ижянт коввсэ - в свой дом, и ты там увидишь мышь. 
Сказал то чаххкли и исчез, а Вульсе взяло сомнение: если его Улльян-аххьк - женщина, то отчего она запретила ему входить в коввсас три дня и три ночи, а если саххплинк ниййт, то что тогда ему делать. И как правду узнать, коль самому не увидеть? Так, в сомнениях, прошла ночь второго дня, и наступил вечер третьего. Не выдержал Вульсе и пошел в коввсас. Зашел и увидел Улльян свою кормящей ребенка. Обрадовался Вульсе, бросился к жене, стал ее целовать, обнимать. И только тут заметил, что вместо ног у нее мышьи лапы и хвост сзади. Растерялся Вульсе, сел на землю и заплакал. 

Подняла на него свои красивые глаза Улльян и сказала: 
- Не послушался ты меня, муж мой, не выдержал последнюю ночь, и придется мне теперь до самой смерти оставаться полуженщиной, полумышью. 
- Почему же ты не сказала мне всей правды тогда, в первый день? 
- Не могла я тебе этого сказать, такое мне условие жестокое было поставлено. Теперь нет смысла все скрывать, так выслушай мою историю: 
Саххплинк ниййт я, дочь короля мышей. Вот уж много веков живем мы в этих краях, и только раз в триста лет одной из нас позволено выбирать свою судьбу - остаться мышью или стать девушкой. Выпадает эта честь только саххплинк ниййт знатного рода. Ты не знаешь, что много веков назад мои родичи - мыши были такие же люди, как и вы, но однажды рассердили они Сейду, сильно обидели, и превратил он все племя в земляных мышей. И только раз в триста лет положено одной из нас стать человеком. 
У моего отца нас семь дочерей, и всем хотелось превратиться в девушку, но аджя выбрал меня, потому что заметил мою любовь к тебе. Только ты появлялся здесь, я постоянно выбегала из норы и слушала песнь твою. Когда отец увидел меня плачущей возле тебя, вот тогда он и благословил меня. Но, чтоб оставить мне навек человеческий облик, нужно было при родах оставаться одной коллм пейв э коллм ый, таково было условие. Ты же не должен был знать ничего. А теперь никогда не стать мне зоабэль аххькень - настоящей Женщиной. Злой чаххкли смутил твой разум, и мы должны расстаться. 
- Милса Улльян, мунн тон шоабша - милая Улльян я тебя люблю, - сказал Вульсе. 
- Я тебя тоже люблю Вульсе, но жить с тобой мне никак нельзя. Я уйду куххклэш яввра - на дальнее озеро, туда ты иногда сможешь приходить ко мне. Я буду выходить к тебе, лишь услышу твой лувьт. Только сыну ничего не говори про меня, иначе горько будет мальчику узнать, что его янна саххплинк ли. 
- А как же я его выращу, ведь ему нужно твое молоко, без него он просто не выживет. 
Улльян закатала хлебный мякиш на своем молоке и протянула его Вульсе. 
- Этот мякишь заменит ему мою грудь. Знай, я назвала сына Ылльй. А теперь прощай, мой дорогой, - сказала она Вульсе, передала ему ребенка и выскочила коввсэсьт. 

Еннэ ыгке мэнэ - много лет прошло. Растил Вульсе сына своего храбрым и добрым мальчуганом. Любил Ылльй скакать на оленях по тундре. Бывало накинет он ляшшкэм нурь на красивые рога вожака и давай его тянуть на себя. Хоть и мал Ылльй, но силы в нем много, не сойдет с места пока еррьк не будет рядом. Тогда ловко хватает его за рога и мчится на нем по тундре. 
И чем взрослее становится Ылльй, тем чаще стал замечать аджесь - отца своего печаль, когда тот возвращался с дальнего озера. И однажды спросил отца сын: 
- Скажи, ажя, почему ты такой грустный приходишь яввресьт. 
- Почему, сынок, печален я, что хожу на могилу твоей матери. 
- Как мне жаль, ажя, что янн - моя мама так рано умерла. Нам ее с тобой так не хватает, - сказал это Ылльй и заплакал. 
Обнял его отец: 
- Ты уже взрослый, Ылльй, одиннадцатая весна тебе пошла, а у тебя слезы, как у маленького. Ложишь спать, придет новый день и унесет грустные мысли. 
Лег Ылльй и уснул. Видит Вульсе, спит сын, и решил аххька Улльйнэ сходить, рассказать ей о тоске сына. 
Проснулся Ылльй и не нашел отца коввсэсьт, побежал к стаду и там его нет. Вдруг увидел мальчуган маленького старичка. Стоит тот поодаль и корявым пальцем своим подзывает мальчика. 
Смело подошел Ылльй к старику, тот ему и говорит: 
- Ылльй, слушай меня внимательно. Обманул тебя аджя, сказав, что янна твоя умерла, жива она, да только не аххьк она, а саххплинк. 
- Моя янна саххплинк? - Она не умерла? Ты обманываешь меня, старик! - закричал Ылльй. 
- Если не веришь мне, иди куххклэш яввра, и ты найдешь там своего отца в объятиях мыши, - громко захохотал старик и исчез. 
Молодые ноги у Ылльй, быстро добежал он до озера и увидел там своего отца, поющего самь лувьт и матушку, сидевшую рядом с ним, а вместо ног у нее, увидал он лапы и хвост мышиные. 
Заметив сына, испугались родители, прижались еще ближе друг к другу. А Ылльй подбежал к ним, обнял матушку и заплакал от радости. 
- Моя Яннъ-ням, почему ты так долго скрывалась от меня? Мунн тон чофта шоабша коаллэш янна! - Я так сильно тебя люблю, дорогая моя мамочка. 
Его слезы капали на лапы матери, и на глазах у всех троих они превратились в красивые женские ноги. 
- Пассьпе тебе - спасибо, сын мой, твоя любовь спасла меня и вернула мне человеческий облик. Теперь я всегда буду с вами и буду любить вас еще больше. 
Обнявшись, они так втроем и дошли до своего жилища. Теперь уже ничего не омрачит их жизни. Любовь победила злой дух чаххкли. Адть чарэсьт толл пуэлл тагесьт - и горит огонь в камельке чума в тундре и по сей день. 

Н.П.Большакова. Подарок чайки

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро