Нойд-роаввк

Просватали лопины девушку-сироту за нойда-колдуна старого и уж день свадьбы назначили, а 
 нойд возьми да помри. Боятся лопины колдуна хоронить сами и позвали они нурр нойд — молодого 
 нойда с другого острова. Молодой-то нойд не искушенный в этом деле был и, не понимая всей 
 тяжести поступка своего, дал согласие. 

    Увез он покойника подальше от становища да и похоронил его, как простого лопина. Того нойд 
не знал, что хоронят колдунов вниз лицом, чтоб, значит, они из земли выхода не нашли, да беды не 
наделали. 
    Пришел нурр нойд в становище и объявил, что похоронил нойда честь по чести, как и 
положено, и все в селе успокоились. 
    Прошло какое-то время, Оанэсь, та самая ниййт — девушка, полюбила лопина по имени Одгэм, 
и решили они судьбы свои соединить. Перед свадьбой снится Оанэсь сон, а во сне приходит к ней 
мертвый нойд и говорит: 
   — Не можешь ты за другого замуж идти, моя ты нареченная, и завтра я приду за тобой. 
    Проснулась девушка вся в холодном поту, побежала к жениху своему Одгэму и рассказала свой 
сон. Жених ее лопин умный был, решил он нурр нойда сходить и выспросить, как тот их шамана 
похоронил. 
    Нойд, ничего не ведая, рассказал ему все, как было, и понял лопин, что дело предстоит не 
шуточное и не напрасны страхи его невесты, потому как грозит ей большая беда. 
    Пришел к Оанэсь и говорит: 
    — Нойд, что в нашем становище жил, роаввком стал, что значит упырь или живой мертвец. Сон 
тебе этот, ниййт, вещий. Собери пожитки, что-нибудь поесть, и бежим из становища. Когда-то в 
детстве мне дед мой рассказывал, если кто от роаввка спасается, надо тому три реки перейти, и 
тогда роаввк силу потеряет и оставит преследуемых. Сумеем мы с тобой эти три реки перейти — 
живы будем, нет — роаввк нас обоих убьет. 
    Запряг самых быстрых и самых выносливых оленей Одгэм, села Оанэсь в сани, и помчались 
олешки на ноги тундру наматывать. Едут весь день, а до первой реки еще далеко. 
    — Смотри, Одгэм милый, ночь на тундру спускается, скоро ль до реки доберемся мы? 
    — Скоро, скоро, моя любимая, — успокаивает Оанэсь Одгэм. 
    В это время роаввк из могилы встал и пошел в становище. Зашел в чум, где его невеста жила, и 
не нашел ее. Приложил роаввк ухо к земле и услышал, что парень с девушкой убегают от него. 
Понял роаввк, что обманула его Оанэсь-невеста, и разъяренный помчался за ней. Бежит долго, всю 
ночь бежит. 
    Вот уж упряжка с молодыми к реке подъезжает, и в этот самый момент Пеййв — солнышко из-за 
горы вышел и загнал роаввка в землю вновь. 
    — Слышал, любимый, роаввка дыхание за нашей спиной? — спросила испуганная Оанэсь. 
    — Слышал. Хорошо, что Пеййв вовремя подоспел. 
    Перебрались они через речушку по мелководью, сели в сани, и понесли олешки их по тундре 
опять. За много верст лежит река, успеют ли? 
    Целый день бегут олени, не останавливаются, вот уж полночь надвигается, а реки еще не 
видать. 
    Поднялся роаввк из-под земли и устремился в погоню за беглецами. Перекинул он дерево через 
первую речушку и без труда перешел ее. Снова бежит он быстрее быстрого. Вот-вот нагонит 
молодых. Хоть и далеко еще роаввк от невесты и жениха, да только топот его они уже слышат за 
своей спиной. 
    Остановил тогда парень оленей, срубил осиновый кол и стал чертить кресты вокруг упряжки 
своей. Большой круг из крестов сделал, а сам, Оанэсь да олени в кругу том остались, стоят, не 
двигаются. 
    Видит роаввк, что догнал молодых, и обрадовался. Сейчас, думает, расстерзаю я их. Да не тут- 
 то было! Наткнулся он на круг из крестов и не может внутрь попасть. Бегает, кричит, страх 
 наводит. 
    Зарылась Оанэсь в шкуру оленью, чтоб не видеть и не слышать его, да от жути не умереть. А 
 Одгэм смотрит, не придумает ли роаввк хитрость какую и не перейдет ли круг. Но вот Пеййв 
 вышел, и опять роаввку пришлось в землю уйти. 
Спешат молодые, вот уж через вторую реку перебрались, да и до третьей немного осталось. А 
тут ослабли олени от гонки такой и упали, не могут шага больше сделать. До реки немного 
осталось, бегут Оанэсь и Одгэм к ней, да только нигде лодки поблизости не оказалось, чтоб пере- 
браться на берег другой. 
Роаввк же, перебравшись и через вторую реку тем же способом, как и через первую, достигает 
уже берега третьей реки. 
    Увидел парень, что близко роаввк, подтолкнул Оанэсь в воду и приказал, чтоб старалась вплавь 
достичь другого берега, где роаввк уже будет не страшен. Сам тоже не мешкая прыгнул и поплыл. 
    Видит роаввк, уходят от него молодые, и решил на дереве за ними плыть. Хоть и боится он 
воды, да только злоба его сильнее страха. Вот он вырвал два дерева из земли, перекрутил ветки их 
и, забравшись на них, поплыл догонять парня и девушку. 
    Увидал это Одгэм, подумал: «Плохо дело» — и решился обхитрить поасс — злобного роаввка. 
Нырнул он под воду, раздвинул деревья на которых роаввк стоял. 
    Роаввк в погоне за ниййт выпустил из виду Одгэма и не увидел, как тот под него поднырнул. 
Раздвинулись деревья и полетел роавк прямо в воду. Зашипела, забурлила вода и сожгла страшного 
роавка. 
       Парень с девушкой на берег выбрались. Тут, в самое время, Пеййв из-за горы вышел, обогрел 
их своими лучами солнечными. 
       Так молодые освободились от преследований нойда и зажили далее счастливо. 

Надежда Большакова

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро