Судьба, выпрошенная у Иммьлесьт-бога.

Иммьлесьт лев алльк я ниййт - у Бога были сын и дочь. Жили божьи дети в небесном чуме и мечтали никогда не расставаться друг с другом. Но вот Иммель решил просватать их. Вызывает к себе и говорит: 

- Дети мои, вы уже взрослые, пришло время выдать вас замуж и обженить. Нашел я тебе, Пеййв, невесту среди планет, имя ей Лебедь, а тебе, Манн, в женихи хочу посватать Сириуса. 

Заплакала тут Манн-Луна, запричитала: 

- В чем мы, батюшка, перед вами провинились, что хотите вы нас с братцем-Солнышком разлучить? У нас есть мечта единая - на одной планете жить и друг друга во всем поддерживать. 

- Но где же взять мне такую планету вам, дети мои, чтоб на ней жениха сыскать да невестушку? 

- А вы подумайте, подумайте, батюшка, поищите. Может, и найдете что подходящее, - поддержал сестру Пеййв. 

- Хорошо, дети. Раз такое у вас желание, я готов пойти на уступки. 

Стал Иммель думать, вспоминать планеты разные, открыл книгу свою небесную и увидел в ней планету подходящую, на две части разделенную и подумал: "Вот то, что детям моим надобно". Вызвал их к себе и сказал: 

- Нашел я планету вам, под общим названием Земля. Есть у Земли дочь Южанна на выданье, есть и сын молодец, что Севером прозывается. Познакомьтесь с ними и, если милы они вам, заключу я с Землей вечный союз. 

- Ах, отец вы наш великий Иммель-айя, рады мы тому, что вы предлагаете и согласны с вашим решением. 

Иммель и Земля сыграли детям свадьбы пышные. И зажили привольно и весело Пеййв с Южанной, Манн с Севером. 

Через время родила Южанна Пеййву двух близнецов, мальчиков, и назвали они их Белый День и День Солнечный, а у Луны родилась одна дочь, и назвали ее Ночка Полярная. 

Росли пареньки быстро и весело, частенько тетю проведывали, что не скажешь про Ночь Полярную. Нелюдимой она росла, застенчивой, никогда не ездила она в гости к Пеййву-дядюшке и боялась его, как огня. 

Вот однажды Луна, гостя у братца своего, порадовалась изобилию растительности, множеству плодов, птице и зверю разному. 

- А у нас нет совсем всего этого, возлюбленный мой братец. Мой муж Север тем и славен, что умеет пургу напустить или снегом завалить, засыпать все и вся. Дочь нелюдимой растет, неласковой. При порядке таком, где уж чему-то у нас вырасти. 

- Что ж ты раньше, сестрица моя, на заботу свою не пожаловалась. Ведь у нас два сына уже взрослые. И когда светим мы все, жара и сушь стоит невыносимая и то, чем только что восхищалась ты, погибать начинает. Поэтому вот что я тебе скажу, сестра: "Буду я к тебе сына своего Белый День месяца на три посылать, сам начну почаще заглядывать, глядишь, и тебе польза выйдет, и нам от жары облегчение". 

- Как уж хорошо было бы так, братец мой Солнышко. 

Как решил Пеййв, так и сделалось. На все лето уезжал Белый День к тетке гостить, а отец частенько наезжал его проведывать, хорошо ли сын его там справляется. И чем чаще Солнце сына навещал, тем обильнее урожай был у Севера и Манн. 

С шумом таял снег на озерах и реках весной, цвел багульник, из земли трава пробивалась, зрели ягоды. Птицы бойкие птенцов высиживали, из-под мха появлялись грибы головастые. Так в чар - тундре жизнь за лето короткое расцветала красками радуги. 

Душа Луны ликовала теперь, ведь и ее часть планеты, хоть на не долгие три месяца, но превращается в прекрасный цветок. 

Белый День старался светить: понимал он, что за время его пребывания здесь все должно успеть расцвести и плод принести. Знал Белый День, что как время его закончится, выйдет сестра из укрытия, и все вновь во тьму холодную обратит. 

И точно: как только лето кончалось, вновь из чума Ночка выглядывала, торопя братца Белый День отправляться домой и поглощая все в темноту свою. Ее время приходило хозяйничать. 

Ничего не поделать тут, коль у Луны и Севера такая дочь уродилась. Отец очень любил свою доченьку Ноченьку, забавлял ее снегами да вьюгами, заставлял нянек Метель да Пургу песни ей петь колыбельные. 

Так вот и по сей день брат с сестрой Пеййв и Манн на планете единой живут, одна замужем за Севером, другой на Южанне женат. И ни один из них не пожалел еще, что такую судьбу у Иммель-отца выпросили. 

Надежда Большакова. Подарок чайки (Сказки о Лапландии). г. Кола, "Русский Север", 1994.

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро