Сакка про птичку

Еще раньше потопа жили люди. А когда случился потоп, к ним корабль приплыл. Мужик - его звали Адам - хотел 
поскорее забраться на корабль с жёнкой своей и уже совсем было взошел на палубу, да баба помешала. Зацепилась ее юбка и не пускает на корабль взойти. Корабль на прибылой воде поднимается, того и гляди отчалит корабль, а бабу не пускает. Что такое прицепилось? Глянул - а то чертенок махонькой, однако мужска полу, цепляется за юбку и тоже хочет ногу на корабль поставить. А его откидывает. Он на сходни, а его обратно, назад на землю, кидает. 

Адам набил его по рукам, тряхнул хорошенько, и "полетел дьявол ко всем чертям". Так оно с тех пор и говорят. 
Ну, перекрестились мужик с бабой. Адам двери отворил, и они вошли в корабль. 
Уселись, кому где положено, со зверями да с птицами вместе. Корабль отчалил и отправился в путь. 
Ну и стали они плавать. И этот корабль плавал везде, по всем морям ходил.А морё-то, морё при потопе было одно на всю землю. Куда ни глянь - кругом морё. Не только что земли - ни единой травинки нигде не было.Жили они один год на том суденышке, и другой год, и третий год жили.а было ведомо: на исходе третьего года должно появиться уж чего ли то, а должна оказаться где ли там какая-нибудь стать. Обязательно. Так уж оно иначе и быть не могло. 
Ну, как сказано, на исходе третьего года вышел Адам на вышку посмотреть: где что видно? Корабль плывет... Куда 
плывет? Кто знает? 
Посмотрел Адам: кругом вода, одна вода, конца краю нет воде. А в воде этой утопленные, мертвые тела плавают. 
Так оно было в начале первого года, так оно есть и в конце третьего года. А припасу-то на корабль было прихвачено всего-навсего на три года, день в день. Погодил Адам еще, поспал сколько-то времени и опять же подался смотреть: где чего видно? Ничего нигде не видно! 
- Эх, непорядок,- сказал Йиммель-бог Адаму, - давно там дадена стать, непременно должна где-нибудь тут быть... 
невдалеке. пошли-ка ты мою верную ворон-птицу белую в облет моря. Он тебе все узнает. Однако облетит он морё, как ряд делу положено!.. 
Послал Адам ворон-птицу белую: 
- Лети кругом моря! Не увидишь ли землицу? 
Летала, летала птица-ворон белая, только мертвые тела виднеются кругом да инде. Он еще летал и летал, птица- 
ворон белая, и устал, очень устал он. Кругом вода, ничего, кроме воды, не видно, да мертвые опять же плывут 
и плывут. Сел он на мертвое тело отдохнуть. Сидел он, отдыхал, вперед глядел, кругом глядел, сил набирался.
Есть захотел. И показалось ему, что мертвое тело, на котором он сидел, должно быть вкусно. Наклонил голову, 
посмотрел слева правым глазом, посмотрел справа левым глазом... и клюнул. И так-то ему захотелось есть, что 
наклевался он мертвечины досыта. Силы набрался. Обратно полетел, к Адаму. А тот посылает дальше, к 
Йиммель-богу. Побоялся ворон-птица белая предстать перед Йиммелем. Однако надо же хозяину показаться: так-то 
и так-то, вот был, лётал, надо ведь сказать? 
Полетел он к Йиммель-богу и сел на пороге, у рундука. 
- Ну, спрашивает Йиммель-бог грозно, - что ж несмело идешь как надо быть? Сказывай! 
- Устал,- отвечает. 
- Ах, ты устал... а какой дух от тебя идет? Ты мертвую человечину ел? 
Молчит ворон-птица белая... 
- Ты был мне дороже дитя - моя птица был, мой вещун, чистый был, белый, все тебя любили, а ты что сделал? 
Человечье мясо съел! посмотри, что у тебя на груди,- брызги крови гнилой, а ты говоришь "вкусно". 
Душу свою испоганил; а то что велено тебе: "найди землю" - не исполнил! 
Йиммель-бог проклял ворон-птицу белую: 
- Будь же ты проклятой душой! Был ты птицей белой, будь птицей черной. И что бы ты не ел - не быть тебе сытым! 
На другой день посылает бог на облет воды птичку чюдзай. 
- Можешь ли принести травинку? 
- Могу,- ответила, и порх... полетела. Глядела тут, глядела там... Кругом смотрела она, и здесь и инде, 
заглянула и подальше, и поближе... Глядь: растет среди моря травинка сыйнь и даже корешочки в воду пустила. 
Птичка чюдзай травинку сыйнь взяла в клювик и понесла. Далеко несла, очень устала, а принесла же до места и
на порог, на рундук тот, Йиммель-богу положила. Села, голос подала, а дверь открыть не может. Маленькой, ну
где же ей дверь отворить? Она еще раз пискнула. Адам голос услышал, открыл ей двери. Птичка чюдзай травинку на порог положила, лапки у ней подогнулись, и легла она, пала без сил: очень уж она уморилась. Тут ее, не трогая, 
там где она упала, накормили, и напоили, и отдых дали маленькой птичке этой, а имя ей положили с тех пор Йиммель чюдзай - Йиммель-птичка, "божья птичка".

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро