О зеркале и снежном ожерелье

Однажды Хозяин Тундры Талл ловил в стремнине лосося: подкарауливал рыбину и сильным ударом лапы вышвыривал на берег - то есть самым обычным медвежьм способом. Летевшая мимо птичка Чудзай - посланница Иммеля, небесного повелителя - решила подшутить над ним. Она присела на высокую ель и обратилась к Таллу: 
- Зачем ты мутишь воду в реке? От ударов твоих лап идут волны, они докатываются до плёса и возмущают его гладь. А ведь в воды плёса как в зеркало смотрится любимая дочь повелителя Иммеля - Рана-ниййта. Что-то она скажет, когда вместо своего прекрасного лица увидит исковерканную маску? Уж верно не обрадуется, и от этого не будет добра ни людям, ни зверям! 

- Какое мне дело до людей? - ответил Талл, с неохотой отвлекаясь от рыбалки. - Если людям так важно душевное спокойствие Рана-ниййта, то пусть они оторвут зады от оленьих шкур и принесут ей в дар нормальное зеркало, которое выменяют у поморов или норгов на те же шкуры. И если уж на то пошло, то пусть-ка Иммель наперво запретит богу ветра Пиннк-олма раздувать щёки так, что качаются вековые ели - от ветра волны поднимаются гораздо сильнее, чем от медвежьей рыбалки! 
Рассмеялась птичка Чудзай: 
- Разве ты не знаешь, старый и мудрый Талл, что бог ветра не просто так качает ели в тайге - их верхушки щекочут пятки Иммелю, и от этого у него улучшается настроение. 
- Не пытайся меня запутать, глупая птица! - рассердился Талл и треснул проплывавшего лосося с такой силой, что тот вылетел из воды к самому небу и чуть не сбил с ветки птичку Чудзай. - Если из двоих - Иммеля и его дочери - одновременно может быть доволен лишь кто-то один, то в этом никто более не виновен! 
- Таки послушайте меня, уважаемые, - вдруг прошелестел примостившийся на еловых ветвях лосось. - Кажется, я знаю, как можно решить создавшуюся проблему. Я сам отправлюсь к Рана-ниййта и, глядясь в мою серебристую чешую, она утратит интерес к водной глади. А чтобы она развеселилась еще больше, я попрошу своих братьев собрать ей в подарок ожерелье из белого снега, что лежит на вершинах гор и, истаивая, питает наши реки и озера. Проводи же скорее меня на небо, о быстрокрылая птичка Чудзай!.. 
Хитрый лосось не сказал всей правды: ему просто очень хотелось оказаться поближе к жилищу богов и жить с ними одной жизнью (по его мнению - гораздо боле привлекательной, чем обычное рыбье бытие). И ему почти удалось провести даже мудрого Талла, не говоря уж о маленькой птичке Чудзай, как вдруг та неожиданно обернулась самой Рана-ниййта, прекрасной дочерью небесного владыки. 
- Что ж, - сказала богиня-дочь, обращаясь к лососю, - Ты хочешь на небо? Будет тебе небо! 
И с этими словами она схватила рыбину за хвост и забросила высоко-высоко, обратив в молодой месяц. А после этого сама поднялась в жилище отца и устроила скандал по поводу ветра, в результате чего Пиннк-олма ничего не оставалось, как прекратить резвиться в тайге и улететь к вершинам гор, прислав Рана-ниййта в знак покорности прекрасное снежное ожерелье. 
Стех пор в воде серебрится лунными ночами лососья чешуя, в спокойных водах плесов отражается снежное ожерелье Рана-ниййта, а старый Иммель сам чешет свои пятки.

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро