Сказка о живой и мертвой воде

Есть на свете красивое и сильное озеро Луявврь. Много островов оно имеет, но самый красивый находится в северной части озера и называется Чуэлльм-суэл, что в переводе означает Салма-пролив. Жило на этом острове богатое племя саамских лопарей. Всего у них было достаточно: и оленей, и рыбы, и зверя разного. Много к ним ездило в гости родичей, а однажды посетил племя нойд с дальнего острова. Посмотрел он, как они живут, и загорелось его сердце злобою.
Подсыпал он оллмэть - людям в пищу порошка травы-отравы, чтоб лишить их силы, а сам ночью тайно покинул остров.
В это время на острове праздник был. Разожгли оллмэ шурр толл - большой огонь, стали уху варить. Все племя у огня собралось, не было только брата Пулле Куттька и сестры Вуагэшк. Мать отправила их на птичий остров Цызгасуэллъе яиц утиный да чаячьих набрать. Брат с сестрой никогда не ослушивались приказаний матушкиных и без разговоров отплыли с острова. А мать сердцем чувствовала, что грядет на их остров беда, если сам колдун с дальнего острова явился.
Едят уху оллмэ да похваливают, а к вечеру один за другим занемогли. У утру почти все стар и мал лежали словно мертвые.
Ходит Тяпаска, мать Пулле Куттька да Вуагэшк по острову, не знает, чем помочь сородичам. Отказалась она уху есть из общего котла, только не могла объяснить оллмэ, что ее предчувствие мучает. Даже муж родной не послушался и сейчас лежал без движений. Обошла Тяпаска всех и хоть одним ее сердце утешилось, дети, что в люльках спали, оказались здоровенькими, их мамки не успели накормить отравленным молоком. Да самый старый лопарь кряхтел в чуме своем, он уснул, так и не дождавшись праздника. Плачут детишки от голода, и Тяпаска вместе с ними по щекам слезы свои растирает.
Услышала она тут стук карбаса о камни и кинулась к берегу. Обнимает, целует детей своих и рассказывает им о беде, что пришла на остров их.
Погоревали, погоревали, только этим оллмэть не поможешь, и направился Пулле Куттьк за помощью к родичам на другие острова, а Вуагэшк с матушкой морошковый да брусничный отвары готовили да людей поили, чтоб не умерли.
Приехали на остров родичи и собрали совет. Рассказала им Тяпаска все, что здесь произошло, и спросила совета у тидтэй оллмэсьт - мудрого лопаря. Долго думал старец, наклонив на грудь голову, затем медленно заговорил:
- Тяпаска и вы, родичи, должны жить на острове и поддерживать жизнь людей отварами, а детей коанньт пудзе - молоком диких оленей поить. Оллмэть может помочь только живая и мертвая вода, а добыть ее сумеет лишь юноша с отважным и смелым сердцем, потому как путь не ближний к воде, источник ее находится у священной горы Карнасурт. Только эта вода и может спасти наш народ.
Встал тут Пулле Куттьк, что в переводе Горячее сердце, и сказал:
- Тидтэй олма, яннъ-ням - мудпый старец, дорогая моя матушка, позвольте мне пойти, я достану живую и мертвую воду.
- Нелегок путь к горе, мун альк - мой сын, тебе ведь только четырнадцатая весна пошла,- опечаленно сказала Тяпаска.
- Ничего, янн-ням, я справлюсь, - уверенно сказал Пулле Куттьк.
Внимательно посмотрел на юношу тидтэй олма и, наконец, подозвал к себе.
- Подойди ко мне Пулле Куттьк, я тебе одному скажу тайну воды.
Подошел Пулле Куттьк к старцу, пригнулся, внимательно слушает.
- Родник с водой Разиайка знает, что в тех местах живет, сумеешь завоевать ее расположение, покажет она его тебе. И помни - мертвую воду земля зимой родит, сочтешь каххцемьплоагкь пеййве - восемнадцать дней и в ночь зачерпни воды из родника. Да бережно, не испугай родник, с поклоном у Матери-Земли воду проси.
С почтением слушает старца юноша, не торопит, не перебивает его.
- Живую воду можно будет добыть из этого же родника, да только в разгар лета самого. А день укажет тебе Талл - Медведь, в это время бродит он по лесу и к роднику идет в ночь, когда земля родит живую воду. Он пьет ее, чтоб никакая болезнь не цеплялась бы к нему. Сможешь ли ты найти и расположить к себе Разиайке и Талла?
- Постараюсь, тидтэй олма.
Снарядила Тяпаска сына в дорогу дальнюю, дала ему с собой мазь на травах и медвежьем жиру настоянную и благословила в путь живую и мертвую воду добывать.
Долго ли, коротко ли шел юноша, чувствует мороз стал крепчать, решил чум поставить, огонь развести, обогреться. Сидит юноша у огня, вдруг слышит, кто-то стукнулся чем-то о чум. Выглянул и увидел, стоит олень, поджав ногу, из которой кровь на снег капает. Приподнял Пулле Куттьк полу чума и впустил оленя к себе. Оглядел рану и вспомнил про мазь, что мать дала. Достал ее, смазал рану оленя, а затем разделил с ним свою пищу. Пригрелся олень, лег на землю у огня, а около него и Пулле Куттьк пристроился. Так и провели они ночь.
Открыл глаза утром юноша и увидел перед собой моджесь нызан - красивую женщину. Говорит она ему:
- Этой ночью помог ты мне, рану мою исцелил, скажи, могу ли я чем тебе помочь. Я Разиайке - хранительница оленьих стад.
- Какое счастье, что встретил я тебя, Разиайке. Мой род гибнет на острове Чуэлльм-суэл, - и Пулле Куттьк рассказал все, что видел и знал, почему он здесь.
- Я помогу тебе, Горячее Сердце, через месяц и три дня жди меня здесь, я приду за тобой, - сказала она и исчезла.
Через месяц и три дня, поздно вечером Разиайке в облике оленя вновь пришла к юноше, вскочил он на нее и понесла она его к роднику.
- Бери воду Земли-Матери, Пулле Куттьк, сегодня она дает мертвую воду, чтоб убить зараженные болезнью места, но летом Мать-Земля подарит воду живую, и она сможет поставить на ноги твою родню. А сейчас садись ко мне на спину, я отнесу тебя к твоему чуму. Летом ищи Тала, он укажет тебе путь к роднику, меня в это время не будет здесь.
Прошла зима, весна, наступило лето. Как-то охотясь, чтоб прокормить себя, юноша услышал страшный рев в лесу, сначала он испугался, а затем решил все же посмотреть, чей это крик? Идет, видит медвежонок вокруг ямы бегает. Заглянул в яму, а там Талл, попал он в яму, а выбраться не может. Что же делать, как помочь, как Тала из беды вызволить? И придумал Пулле Куттьк. Пошел искать дерево, какое поваленное. Нашел, позвал медвежонка, вдвоем они и подтащили его к яме, а затем и спустили туда. Вылез Талл наверх и говорит:
- Чем я смогу отблагодарить тебя, оллмэ, за твою доброту?
- Покажи мне Талл дорогу к роднику, моему племени живая вода нужна, чтоб выздороветь.
- Что ж пойдем, - говорит Талл, - мы как раз туда и направляемся.
К роднику они пришли на седьмой день лета, медведи напились воды, а Пулле Куттьк набрал ее в нымьп яммпрэ - второе берестяное ведро, и медведи помогли его донести до чума, где у Пулле Куттька была припрятана в яммпрэ мертвая вода. Подобрал пожитки свои юноша, за плечи закинул и поспешил к родному острову.
Тяпаска и Вуагэшк ждут не дождутся Пулле Куттьк, а как его живого и невредимого увидели, обрадовались.
Оллмэть всем сначала мертвой воды по глотку выпить дали, а затем и живой напоили, и так на протяжении кыджемь пеййве - семи дней делали, поставили оллмэть на ноги. Оллмэ не переставали благодарить Пулле Куттьк, Тяпаску и Вуагэшк за то, что они род их спасли. С тех пор Чуэлльм-суллэ оллмэ никогда не пускали колдунов на остров свой, на много веков обман колдуна они запомнили. Весть о той трагедии все становища обошла, и нарекли люди дальний остров Нуэййт-суэл, что означает Остров-колдун.

Н. П. Большакова "Подарок чайки"

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро