Каменный человек

На берегу Щучьего озера, в Кейвах, стоит скала, а на ней — окаменевший человек. Это был сейд.
Говорят, что очень давно ходил по горам человек, сломал себе ногу и мгновенно окаменел.
А еще говорят про того человека, что он был очень упрям, а шел он в запретное место, потому и сломал себе ногу, но не повернул назад, а подвернул штанину, снял сапог, связал кости сломанной ноги и пошел все же дальше в запретное место, за то и окаменел. Вот и стоит этот окаменевший человек на скале над озером; одна нога, которая сломана, — белая, как бы засучена штанина на ней, а другая обута в пим.
На берегу того озера поселился один саам. Он ловил щук в озере. У него было большое стадо оленей. Этого саама звали Карнас — то есть Ворон. Это был очень умный саам — великан, сильный. Он не нуждался в людях, а люди его избегали. Он был гордым, прекрасным, величественным и так много знал всего, потому что учился, жил и воспитывался у самых знаменитых саамских нойдов, что ему не о чем было разговаривать с людьми. Но он и не шаманил для людей, а только для себя одного.
Карнас веровал Каменному человеку над Щучьим озером. В жертву сейду самых крупных щук приносил и клал у ног щучьи челюсти.
Когда приносил жертву, то сам каждый раз, хоть летом, хоть зимой, раздевался совсем, но только с одной ноги снимал обувь, а другая оставалась обутой. Так Карнас хотел быть похожим на Каменного человека.
В тихую погоду Каменный человек отражался в озере, только вверх ногами, а весь дрожал и волновался, как живой.
Любовался этим отражением саам Карнас и думал: «Почему сейд — настоящий человек, только живет без головы? Где же он потерял свою голову?» И стал саам каждый день и каждую ночь об этом думать.
То ли наяву, то ли во сне, саам сказать этого не мог, смотрел он на отражение Каменного человека, купавшегося вверх ногами, видит: перевернулся он вверх пустыми плечами без головы и говорит Карнасу своим брюхом: «Достань, саам, мою голову со дна озера и поставь ее мне обратно на плечи!» Испугался Карнас, закинул сеть, потянул ее. Сеть действительно зацепилась в самом глубоком месте. Сначала подумал Карнас, что это подводный камень. Стал тянуть — тянет. Тянул, тянул, и в сетях оказалась вместо рыбы каменная голова. А глаза так и горят огнями у нее. Вытащил Карнас осторожно голову из воды. С трудом закатил ее на гору, поднял и поставил на плечи сейду — Каменному человеку.
Хотел было уходить да взглянуть издали на Каменного человека с головой, да разговор услышал.
Голова говорит сейду — с брюхом разговаривает: «Ну как? Будешь еще терять меня?»
А брюхо молчит.
Снова спрашивает голова: «Ну как? Пожил без головы?»
А брюхо снова молчит.
В третий раз спрашивает голова: «А нужна ли тебе, брюхо, голова?»
Тут Каменный человек не выдержал и говорит брюхом: «Когда-то у меня была острая голова и острое сердце. Из-за острого и горячего сердца я и пожертвовал своей головой, потерял голову. Потому и остался жить без головы, только с одним острым и горячим сердцем. И скажу тебе, голова, что как ни плохо жить без головы, а прожить все-таки можно, а вот без сердца совсем нельзя жить на свете...»
В ответ на это голова захохотала, затряслась, да и сорвалась с края плеч и полетела вниз опять обратно в озеро к щукам.
Закричала ужасно голова.
И увидел саам, как сердце сейда — Каменного человека— ярким пламенем вспыхнуло, полетели искры и молнии во все стороны. Полетели брызги крови, как красный дождь, на всю тундру.
От всего этого саам сошел с ума. Ничего не стал соображать.
А осенью, когда оленеводы собирали после летней вольной пастьбы свои стада, саам обнажил свою ногу, как у сей-да, стал бегать по тундре, крича и махая руками, как бы загоняя оленей.
Оленей на самом деле не было, саам один видел их, ему это только казалось.
Выпал первый снег.
Наступили морозы.
А саам все бегал, все загонял стада своих невидимых оленей и забежал в сийт.
Прибежал в селение. Никто не узнал саама — так долго он в сийте не был. Потом опознали его по пиму и по шапке. Саам, хоть и зима стояла, голым бегал, будто стадо оленей гнал.
Задержали Карнаса. Привели в избу, отогрели, угощать начали его, а он все только упрашивал людей собрать стада его оленей, говорил, где и где они пасутся.
Саам людей не стал понимать, раз сам с ума сошел, да и люди его разговора не понимали.
Саам отказался от еды и, обессилев, уснул в тепле, да больше и не просыпался.
Его похоронили так: положили в лодку, лодку привязали на сани. Завезли его на самую высокую гору у берега моря да вместе с оленями и сбросили с обрыва.
То место, где сани стояли, посыпали золой да по обычаю оставили на этом месте топор, а поскольку весла не было, вместо него лопату. А народ так и не поверил, что у саама остались оленьи стада, которых было в десять раз больше, чем дней в году. Стада его разбежались и одичали. А на память людям о Карнасе, об этом гордом человеке, прожившем всю жизнь как пень на берегу озера со своим сейдом, осталась шапка, да один пим, да эта сказка. Все...

Саамские сказки

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро