О чем котлы говорили

     В одной веже жили два соседа. У одного хозяйка была чистотка, а у другого необрядная грязнуля.
     Никогда грязнуля не помоет свой котел. У нее повадка была такая: поели - сыты не сыты, а котел из вежи вон, на улицу, за дверь. А на улице - и собаки-то его вылизывают, и овцы-то бока ему грызут, и валяется-то он где попало: то у дров, то за дверью, то позади вежи, неприбранный, нечищенный, весь облепленный грязью.

     Другой порядок был у обрядной хозяйки. Пообедали - она свой котел вымоет, золой протрет, вычистит, опять вымоет и насухо вытрет. Котел-то медный так и блестит, так и сияет довольный, что отмыли его после обеда. Как ни говори, а дело это не легкое - обед сварить и людей накормить. Хорошая хозяйка вымытый котел ставит на почетное место, что против входа - пусть солнышко его обсушит, осветит - в веже будет веселей.
     И лежит котел как новый, блестит от чистоты, сам собою красуется и дом украшает. Никто его тронуть не смеет. Все его уважают.
     Начал он похваляться перед грязным котлом. "Вот. - говорит‚ - как мне живется: ярко светится мое дно и бока блестят от чистоты; как солнцева птица, весь я сияю. Дородно так жить, хорошо, потому что глаза мои всегда протерты - я все вижу, все знаю, что на свете делается".
     "Тебе хорошо хвастаться, - говорит котел нерадивой хозяйки. - Тебя-то хозяйка после каждой еды чистит и моет. А мне каково? Брюхо в потеках, бока закоптели и заросли смолой, глаза замазаны жиром. Хозяйка моя как откормит семью, так и выбросит меня на улицу собакам. А правое-то ушко, посмотри, совсем лопнуло, - так она меня об землю брякнула. Да и не один раз, а каждый день так-то. 0х! Я жизни своей не рад. Ох! Больной я от этой грязи. А как надумает она чистить меня! Ну уж тут беда, тут конец мой приходит! Уж она-то и песком меня трет, и мелкими камушками царапает -   все нутро мое выскоблит, всю шкуру сдерет. Уж я и визжу-то, визжу, и криком кричу, и плачу, а она даже не смотрит! Вот каково мне приходится! А ведь ей не скажешь добром: "Чисти после каждого обеда, потри золой да вымой, понемножечку-то чистить легче!" Ох! Брат мой, медный котел! Не могу я больше терпеть этой муки! Вот увидишь, в следующий раз, как начнет она во мне варить, я ей устрою! Я сделаю так, что она меня не забудет".
     Чистотка разговор этот подслушала. Она рассказала о нем необрядной хозяйке. Та не поверила этим словам, но запомнила их‹ Однажды принесла грязнуля свой котел на речку и давай его скоблить, грязь с боков его сдирать. Как ни визжал котел, жалуясь на боль, хозяйка не слушала его стонов, не видела, как ему больно. Она делала свое дело и вконец замучила беднягу.
     Наконец-то она налила в него вари. И поставила на огонь. Дров подложила побольше. Подкинула еще - самых пылких, самых жарких, можжевеловых дров. Сильный жар начал обжигать котлу живот.  Разозлился он, забулькал: закипела в нем вся вода, в брюхе мясо уварилось, задвигалось, заурчало оно, пузыри начали выскакивать из-под  слоя жира. Тут хозяйка в котел муки подбросила, да еще и сала впридачу.  Котел кипит, злится, пузыри со дна котла поднимаются и лопаются, -  брызгаются, пена то с одного края котла собирается, то с другого, того и гляди через край плеснется. Котел вовсе уж сердитый стал, даже плеваться начал.
     Тут хозяйка надумала пену снять. Взялась за крюк и только подвинула его к себе, чтобы поварешкой пену скинуть, а котел-то возьми и качнись в ее сторону, да и плеснул жиром прямо на нее. Обжег он свою грязнулю-хозяйку, обидчицу свою. Только тогда поняла она, что и котел надо держать в чистоте и в чести.
     С тех пор она его не выбрасывала из вежи на улицу. Теперь лежал он дома, на почетном месте и поблескивал своим чисто вымытым дном.

"Саамские сказки" 1980 год

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро