Сообщения

Сообщения за Январь, 2018

Верный друг саама

Особая роль в жизни саамов отводилась собаке — пеннэ. Она была вер­ным товарищем в трудной пастушьей жизни саама. Подгоняла отбивших­ся оленей к стаду, поворачивала стадо в нужное направление, перегоняла оленей на новые места, загоняла животных в кораль, предупреждала пасту­хов о приближении хищников. Интересно описал верного друга саама — его собаку П. М. Ламартиньер: «Собаки их так малы, что самая большая не более фута длинной, высотой в ладонь; шерсть длиной в палец, грубая и всклокоченная, цветом светло-рыжая, уши стоячие, вроде волчьих, голова и морда, как у крысы; они очень ловко ловят мышей, которых пожирают, охотясь за ними, как наши кошки; за это лапландцы очень ценят своих со­бак, хотя они очень безобразны, а хвост у них завернут колечком и похож на свиной». Самыми главными качествами саамской лайки, как ее называли в народе, были развитое обоняние, зрение, слух, послушание, точ­ное выполнение команд и незлобивость по отношению к оленятам. У каж­дого пастуха обязательно и…

Проклятый зверь

Изображение
Культа волка, а по-саамски он зовется пальтэсь или чиррм, у саамов не было, но сказок с его участием предостаточно. По одним поверьям, он был создан богом Каввраем, по другим — чертом. В обоих случаях проклинает­ся Иммель-айя и объявляется свободным охотником. И никто ему не может запретить уничтожать оленей, если он свободный охотник. Но некий страх перед волком у саамов все же существовал. Саамы никогда не убивали вол­ка из ружья, опасаясь, что после выстрела оно будет заколдовано. Били палками или стрелами, догоняя на лыжах.

Змеи — куввт

Помимо культа оленя у саамов существовали и поверья, связанные со змеями. Вы вправе спросить: почему со змеями? Какая может быть связь между змеями и вечной мерзлотой? Начнем с того, что когда-то давным-давно на Севере было не так уж и холодно (это доказали ученые), а потому водились и змеи. Немирович-Данченко писал, что саамы уверяли его, буд­ то в «...туломском чернолесье водятся змеи полтора и три аршина, черные и пест­рые. Черные с желтыми кольцами, ядовитые, они будто нападают на чело­века. По местному поверью, если такой змей дохнет на человека — тот весь вспухнет и умрет, если ужалит, то почернеет и тоже неизбежно умрет. Если у него есть детеныши, то бросается на каждого зверя, проходящего мимо. Змеи эти могут переплывать плесы и реки даже в порогах. Лопари, убивая, подвешивают его к дереву... Водится эта змея южнее Нуот-озера. Близ Сонгельчан ее много; кишмя кишит чернолесье...»

Моаййнас Мяннташш баяс

В саамской мифологии образ оленя занимает одно из первых мест. Под­тверждений тому множество. Есть, например, саамское предание о том, что «олень не сын Земли; он сын Солнца, он принадлежит самому богу; это могут подтвердить старики: они знают, что первое оленье стадо спусти­лось с облаков».
  Существует у саамов красивый миф об олене Мяннташш (у этнографов Мяндаш), олене-человеке с золотыми рогами, Мяннташш-громе. В мифе говорится, что родила этого оленя старуха нуэйт. Когда-то ей наскучило находиться в человечьем обличье и приняла она образ важенки. Гуляла с дикими оленями и забеременела, но рожать в оленьем образе побоялась и вновь обернулась женщиной. А сынок-то возьми и олененком родись. Де­ лать нечего: кормила старуха его своим молоком, пестовала. Вырос олень большим, красивым и спросил у матери, кто ж у него отец. Призналась та, что был его отец оленем. Узнав об этом, сын подался к отцу в тундру...

Водяные божества

Изображение
Русскую и Скандинавскую Лапландии омывают моря: Балтийское, Ба­ренцево, Норвежское, Белое. На этой земле находится двадцать одна тыся­ча рек, речек и ручьев. Если их вытянуть в одну линию, можно полтора раза обернуть ими земной шар.
  Эта глава посвящена поклонению саамов воде и водяным божествам. В древности (отчасти это сохранилось и сейчас) саамы с особым благогове­нием относились к воде. Они почитали воду стихией, из которой образо­вался как саамский мир, так и земля в целом. Считалось, что в воде живут свои духи — особые существа, очень похожие на русалок и водяных из рус­ ских сказок. Люди поклонялись им, очищались водой, приносили жертвы, кормили воду.
  Михаил Пришвин, описывая свое путешествие по Имандре, отмечает, что не видел нигде такой прозрачной воды, как на Кольском полуострове, «совсем легкой и невесомой».

Боги и духи Земли

Изображение
О происхождении человека и саамской земли у саамов несколько ле­генд. По одной из них существует два начала: доброе в образе Бога — Иммель и злое — в образе Чанн (у этнографов — Перкель) — чёрта, при­ чем равных по силе и возможностям.
  Сотворение мира в одних местах Лапландии приписывалось Радиен-киедт — Богу-сыну, в других — Моаннтар-оаххк, или Сар-аке — Богине Земли или ее дочери; в третьих говорится о том, что, когда Бог захотел сотворить мир, он стал советоваться с Чанн о том, как его лучше устроить. Бог хотел, чтобы все озера были из молока, чтобы на всех травах и цветах росли ягоды. Чанн воспротивился и настоял на том, что мир должен быть таким, каким мы видим его по сей день. Но, чтобы достигнуть своего, Чанн пришлось сделать железные цепи, связать Иммеля и навалить на него боль­шую гору. Долго он лежал под горой, пока не накопил силы вырваться. После освобождения Иммель пленил Чанн и также навалил на него гору, но Чанн вырвался, да с такой силой, что камни и дым поднялись …

Сказ о Найнасе

В саамских легендах сполохи северного сияния (Найнас и Куэфсхэс) выступают как души умерших людей, собирающиеся на небе. Где-то за не­ известной рекой есть изба, в которой они собираются и затевают страш­ную резню. По саамским поверьям, нельзя во время северного сияния шу­меть и свистеть, иначе оно опустится ниже. Саамским женщинам ходить с непокрытой головой воспрещается — Найнас высматривает себе невесту, чтобы забрать ее на небо. Если же северное сияние застало саама на дороге, надо остановиться и переждать. Цвет полярного сияния имеет свою симво­лику: красный обозначал драку умерших душ между собой, голубой и си­ний — тишину и покой, при зеленом — души тех, кто умер не своей смер­тью, выходили гулять по небу. Вождем сполохов северного сияния был Найнас, самый светлый из всех — Найнас-воитель. Он живет в избушке, вокруг которой земля сильно вытоптана. В самой избе — озера крови.

Манн — Богиня Луны

Изображение
На особом месте в саамской мифологии стоит и Богиня Луны — Манн. Точных сведений о том, считалась ли Манн женским или мужским боже­ством, нет. У южных саамов она называлась Анкака, у северных — Биссе-манну — «священная луна». В мифах многих народов Луна является вла­дычицей небес.
  Когда Луна всходила на небосклоне, саамы, например, финской Лап­ландии, в своей веже клали на отверстие для дыма обруч. Они считали, что так Луне будет лучше освещать их жилище. Этим лапландцы выражали Манн свое почтение.

Бог Грома — Аййкь

Изображение
Аййкь, Аййкь-Тйрьмесь, или Арома-Телле — это имена старейшего из богов — Грома.
    Вот как рассказывается в одной из легенд о необыкновенной судьбе Аййкь.
    Однажды отдыхала одна из светлых богинь в лесу под деревом. Подобрал­ся к ней черт Паркемоль и сказал, чтоб она набросала хворосту в свою шубу, которая была у нее под головой. Когда девушка это сделала, черт поджег шубу, и тогда та заметила у него рога. Хотела бежать, да не тут-то было. Пар­кемоль насильно овладел ею. Через определенный срок пришло время девуш­ке рожать, испугался черт, что прозна­ет про то Бог, унес ее в скалу, там она сына и родила. Но провести Бога чер­ту не удалось. Младенец так громко плакал, что Бог услышал, забрал ребен­ка и мать к себе на небо, там малыша и воспитал.

Пеййвь — Солнце

У всех народов были свои небожители, которым возносились молитвы и приносились жертвы. Люди очеловечивали Вселенную, а Солнце и Луну называли глазами неба. У всех народов Севера Солнце почиталось особо. Оно давало свет, тепло, жизнь.
    Саамы считали солнце матерью всех животных, поскольку оно способ­ствует увеличению их оленьих стад и дает тепло, чтобы молодые олени хо­рошо росли.
    Символ Солнца (согласно Харузину) составлял почти неотъемлемую принадлежность шаманского бубна во всех местностях, где только суще­ствовал культ Пеййва. Солнце на бубнах изображалось в виде четыреху­гольника. От углов его во все четыре стороны шли нити, чтобы обозначить — власть Солнца распространяется на всю землю. Эти нити по-саамски назы­вались «вожжами солнца».

Боги богов

Иммель-айя — Бог-дедушка. Выше нет никого.
    Радиен-аджь — Бог-отец. Добрый бог, от которого древние саамы жда­ли лишь хорошего. В VI томе «Живописного обозрения» пишется, что Радия — бог жизни, который давал существование и движение детям в утробе матери, а еще он покровительствовал стадам оленей. Никаких определенных функций у него не было, кроме того, что поручил дело творения своему сыну.
    Радиен-ака — жена Радиен-аджь. Богиня-мать была наделена определенными функциями. Радиен-ака творила души для новорожденных детей и зверей.
    Радиен-кидтэ — Бог-сын. Ему было поручено следить за тем, чтобы в достаточном количестве в тундре рос мох и ягель для оленей, чтобы ничто не могло навредить жизни на земле. Отец ему поручил творение мира, а он перепоручил его Богине Земли Моаннтар-оаххк. У некоторых саамов Ра­диен-кидтэ считался еще и хозяином гор.
    Рана-нйййта — Богиня-дочь, или небесная дева. Рана-нйййта покрови­тельствует первой зелени и траве, появляющейся на возвышеннос…

Боги в мифах саамов

Изображение
Саамских богов из книги Н. Харузина «Русские лопари» и из саамских сказок можно разделить на девять групп. Привожу названия богов в основном на саамском языке, кильдинском диалекте, в редакции А. А. Антоновой.

Олененок

У красивого озера жили старик со старухой, рыбу ловили, овец держали. Всё бы хорошо, да только детей у них не было, только собака Чабпа и кошка Виллькесь Кебпьля - Белая Лапка.

Высокая гора

В одном селе жила саамская семья, подрастали у них две дочери. И такие они были красавицы, дня не хватит рассказывать об их красоте. Жила семья хорошо, дружно. Свои олени были, за которыми отец приглядывал, мать с дочерьми всю остальную работу по дому выполняли: шкурыкойбы выделывали - тяжёлый труд, не раз вспотеешь, пока одну выделаешь; много овец держали, шерсть стригли, и по вечерам, отдыхая, вязаньем занимались.

Как Одгему счастье улыбнулось

Изображение
Это было так давно, что некоторые люди уже и забыли, как всё это было. Жили в одной семье старушка-мать, старик и их сын. Парень был ни красавец, ни урод, любил охотиться. Своих оленей у них не было, поэтому нужно было надеяться на свои ноги и руки. Однажды пошёл Одгем в лес на охоту, через болото прошёл, через речку идёт. Впереди встретился ему небольшой лесок между болотами. Нашёл небольшую нору, там никого не было. Неподалёку спит на земле человек. Очень уставший, храпит и не чувствует как его комары жалят. Вокруг него уйма комаров летает.

Сакка о Тёлышеве-старике

Жил Тёлышев-старик в лесу в стародавние времена, во пустыне, на осенних местах. А время-то было такое, что и теперь еще находим — то девичьи косы с треугольничками красного сукна и с бусами на суку висят, то косточки на земле лежат не зарыты — как попали сюда, неведомо! Варзужане тогда ходили на нас! Ходили они на нас шишовать и грабить.

Сага об озере Сейдъявр

Изображение
На озере Сейдъявр саамы ловили рыбу один раз в году. Это бывало, по обычаю, летом, в день, указанный знающим человеком. Его знака ждали день ото дня начиная с петрова дня (то есть 12 июля). Скажет знающий и назовет имя, имя девушки такой-то, тогда уж почитай что и не спят в тот день. Надо правду сказать: в это время все люди все дни только во днях живут, а ночей-то и вовсе не бывает. Как прослышат люди о сказанном, тотчас затопляют камельки. И все, кто ни есть в каждой семье; моются с головы до ног. И все, у кого есть что переменить, — все надевают чистое, отбеленное белье. И тогда собираются и едут, каждая семья в своем карбасе, а та, чье имя названо, — та едет в лучшем, новом карбасе, в тот год сшитом. Одна она сидит на скамеечке, покрытой сухой донной травой. Не гребет она, отцов карбас толкает ее впереди себя.

Сакка об англичанах в Иоканге

Было это в досельное время. Не так-то давно: из памяти наших прадедов. Ну, однако, не раньше. Жил в те годы в Иоканге нестарый еще лопин — Калина Степанович. Это его отец взял под себя пожню Степанова трава — вон, на том берегу виднеется! Там, против этой Степановой травы, на нашем берегу его вежа стояла. Там он семгу ловил, там у него был котелок, недавно купленный, там и жил он в своей вежушке. Очень хитрым мужиком уродился этот Калина.

Невеста

Летит Воафсхэсс - Северное сияние зимой по небу, потерял он свою красивую девушку. Родители были сердиты на свою дочь, не отпускали её в дом - игрищ погулять. Воафсхэсс - Северное сияние заскучало, не бегает оно по небу, не играет оно подаренными ему лентами. Красивая девушка живёт в селе и посматривает на небо, может быть где-нибудь увидит милого. И поёт она песенки и говорит: «Куда ты спряталась, Северное сияние — Воафсхэсс? Неужели не вспоминаешь ты меня?»

Солнечные слёзки

Изображение
Давно это было, очень давно, тогда, когда саамы со своими кормильцами оленями жили безбедно на северной земле. Земля их была богата ягелем, самой лучшей пищей для оленя, озёра полны вкусной рыбы, в лесах водилось видимо-невидимо зверья и дичи. И поэтому стали они жить на озёрах и на реках. Летом рыбу ловили, зимой ездили на оленях по тундре. И любили саамы свою землю, как мать любит своё дитя. Вселенная помогала им, люди также по - своему любили её. В это время жила одна семья на озере Ловозеро.