Манн — Богиня Луны

  На особом месте в саамской мифологии стоит и Богиня Луны — Манн. Точных сведений о том, считалась ли Манн женским или мужским боже­ством, нет. У южных саамов она называлась Анкака, у северных — Биссе-манну — «священная луна». В мифах многих народов Луна является вла­дычицей небес.
  Когда Луна всходила на небосклоне, саамы, например, финской Лап­ландии, в своей веже клали на отверстие для дыма обруч. Они считали, что так Луне будет лучше освещать их жилище. Этим лапландцы выражали Манн свое почтение.

  Если кто-то перед Луной грешил, то есть работал, что очень строго за­прещалось, должен был принести ей в жертву животное мужского пола. Луне саамы посвящали субботу. Воскресенье они особо не чтили, а вот в субботу не занимались никакой работой, не ловили рыбу, не ходили на охоту.
  Манн считалась покровительницей женщин, поэтому, когда в декабре в первый раз появлялась Луна, женщинам запрещалось прясть до тех пор, пока Луна была видна на небосводе.
  В одной из саамских сказок старуха решила съесть Луну. Выскочила на улицу, сделала из рогожи крылья, а из голика хвост, надела на себя рваное платье и полетела вверх. Когда ей все же удалось съесть Луну, она стала сильно болеть, но умереть никак не могла.
  Из записей В. Чарнолуского в одной из саамских сказок, мы узнаем, что у Луны есть дочь Никтоя. Вот как говорит сама Луна о дочери в сказке: она есть и ее нет. «Моя дочь молода... нет ей ни росту, ни воздыхания. Я и не знаю, есть ли она? Нет ли ее? Держу вот на руках, родимое, слышу, млеет сердце мое! А в чем моя радость — не знаю! Чего хочу — не знаю, чего жду, жду, а чего не ведаю, а дитя мое — вот оно, а есть ли, нет ли оно — я не знаю... Однако вот оно: висит...»
  Про другою дочь Луны рассказывает сказка «Маний-елле»: дочь Манн жила на земле и родила своему мужу-пастуху двух сыновей.
  Муж Луны — Маннпелль — по-саамски Пол-луны.
  Саамские женщины, ожидая ребенка, часто гадали по месяцу. Если ка­кая-нибудь звезда была под ним — жди дочь, над ним — сына. Если звезда впереди Маннпелль, ребенок будет здоров, за месяцем — будет болеть и даже может умереть.
  Но есть у Маннпелль и дочь Атьись-едне. Она, поймав диких оленей, сна­ чала приручила их, но затем дурно обращалась с ними. И олени сбежали от грубой хозяйки, одичали снова и положили начало стадам диких оленей. Прирученные дочерью Солнца, олени стали домашними. Оставшись без оле­ньего стада, Атьись-едне вместе со своим сыном поднялась к месяцу.

Н. П. Большакова "Жизнь, обычаи и мифы кольских саамов в прошлом и настоящем"

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Гирвас - озеро

Саам - богатырь