Пеййвь — Солнце

    У всех народов были свои небожители, которым возносились молитвы и приносились жертвы. Люди очеловечивали Вселенную, а Солнце и Луну называли глазами неба. У всех народов Севера Солнце почиталось особо. Оно давало свет, тепло, жизнь.
    Саамы считали солнце матерью всех животных, поскольку оно способ­ствует увеличению их оленьих стад и дает тепло, чтобы молодые олени хо­рошо росли.
    Символ Солнца (согласно Харузину) составлял почти неотъемлемую принадлежность шаманского бубна во всех местностях, где только суще­ствовал культ Пеййва. Солнце на бубнах изображалось в виде четыреху­гольника. От углов его во все четыре стороны шли нити, чтобы обозначить — власть Солнца распространяется на всю землю. Эти нити по-саамски назы­вались «вожжами солнца».

    По саамской легенде Солнце — Пеййв, небесное божество, утром объез­жает небо на медведе, в полдень запрягает оленя-быка, вечером пересажи­вается на важенку. У Солнца-Пеййва есть мать и три сестры — дочери Солнца-матери. Одна дочь — маленькая девочка лет семи-восьми с большой грудью, гораздо большей ее самой. Другая — взрослая девушка в платье, одетом на правый бок, левый бок — голый. Третья — старуха с большой грудью. Все дочери Солнца-матери живут в небольших избушках. У первых двух — избушки простые, у третьей — старухи — изба снаружи серебряная, внутри золотая.
    Сама мать Солнца живет с сыном. Она очень стара, но и очень красива. Волосы у нее растрепаны и платье, как у средней дочери, тоже только на одном боку, левом, правый — жаром горит.
    Согласно южно-саамской легенде дочь Солнца-матери, поймав диких оленей, приручила их и собрала оленье стадо. Именно она стала родоначальницей сыновей Солнца, один из которых стал родоначальником богатырей — Калла-паррнэ, то есть богатырских сыновей, которые изобрели лыжи и приручили оленей.
    В восточно-саамских сказках Солнце — Пеййв — мужчина. Он похитил себе жену у Найнаса — сполоха северного сияния. Однажды она выглянула из избы с непокрытой головой, Пеййв увидел ее, схватил за волосы и стал тянуть. Как ни старался Найнас удержать жену за ноги, не смог. Ничего не оставалось женщине, как пойти в жены к Солнцу. Родилась у них дочь Салла-ниййт. Научили ее родители всему и отпустили на землю суженого найти. Вышла Салла-ниййт замуж за пастуха, а тот как-то попросил жену помочь ему на небо подняться, с Солнцем познакомиться. Смотрит, а Солнце само им навстречу едет на медведе, олене и важенке. Поднял Пеййв зятя на небо и разрешил объехать свои владения, а затем, одарив всяким добром, отпустил к жене на землю.
    В литературных сказках, близких к саамскому фольклору, записанных А. Г. Елагиной, много у Солнца детей — сын Пеййв-алльк — Солнечный Луч, Гром, Буря, Тучи, Ветер... Но больше всех любит Солнце трех своих дочерей — Золотую Песчинку, Синюю Тень и самую меньшую — Ясное Пятнышко. Золотая Песчинка ходила вся в золотом наряде, жила в каменной горе, сторожа подземные богатства Солнца. Синяя Тень предпочитала туманный полог. Сидя в лесу на болоте, охраняя подземные воды, родила на свет дочь Востроглазку, да сыновей Горелого Пенька и Мохнатого Мышонка. Руки у Синей Тени прозрачные, дыхание прохладное. Зато у младшенькой дочери Солнца Ясного Пятнышка, нежной и кроткой, глаза жаркие, личико румяное, круглое, теплом вся дышит, ходит девица в печке из шелковых паутинок, в алых морошковых канежках. И вышла она замуж за простого рыбака, родила ему дочку Акканийд, а когда злые, завистливые сестры извели родителей девочки, Солнце-дед взял внучку к себе на небо и сделал бессмертной.
    Сын Солнца Пеййв-альк встречается во многих саамских сказаниях. В одном из них захотел он сосватать себе в жены лунную деву, но Луна отказала. Ее дочь принадлежала другому миру — и тогда началась война стихий. Заходила ходуном земля, взгромоздились хребтами горы. Солнце так сильно палило, что высушило землю. Луна свои силы собирала: воды стоячие и текучие, волны морские, тени лесные и все воинство загробное со сполохами во главе. Вся тварь разделилась — птицы, олени и козы к Солнцу тянутся, дикие звери за Луну стоят.
    Космическую борьбу смог прекратить только всевышний бог в образе стар­ца моржа. Послал он на землю ночь — и заснуло все. Луне после этого ничего не оставалось делать, как согласиться на брак дочери с сыном Солнца.
    Согласно южно-саамской легенде, записанной пастором А. Фьельнером в конце XIX века, сын Солнца, сопровождаемый лучшими богатырями, отправился на корабле в далекую страну: «Сказка сказала, предание воспело, что за Северной звездой, на запад от солнца и месяца, находятся золотые серебряные скалы, очаг и камни для сетей. Золото блещет там и серебро сияет; в море отражается скала и улыбается, глядя на свое блестящее отражение».
    После года путешествия сын Солнца достигает желанной страны, насе­ленной великанами, и застает единственную незамужнюю дочь старика-великана во время умывания. Девушка, спросив, откуда парень пришел в ее страну, предупреждает, что опасность рядом — он может быть съеденным ее отцом, братьями и даже ею самой. Сын Солнца ответил: «Давай смешаем нашу кровь, соединим наши сердца для горя и радости».
    Затем сын Солнца подвергается испытанию силы и, наконец, у опьянен­ного великана добывает соглашение на брак дочери. Великан, взяв обоих за руки, подвел к шкуре кита. Когда молодые встали на шкуру, разрезал на мизинцах у обоих кожу и смешал их кровь. Затем сблизил их груди и соеди­нил поцелуем. Изгнал проклятые узлы ревности, разъединил руки, развя­зал узлы сватовства. После пира новобрачные уехали.
    Когда возвратились в страну сыновья великана и узнали о потере сестры, они кинулись за ней в погоню, но погибли, не достигнув желанной цели. А дочь великана и сын Солнца, живя в согласии и любви, родили много крепких, выносливых сыновей.
    Многовековые мечты саамов о счастье образно выразились в литера­турной «Сказке о Солнце» П .П . Юрьева, построенной на контрасте древней Лапландии вежников и их дальнейшей жизни новой. Начинается сказ­ка с описания страны: «Темная большая страна. Не было над ней солнца; никто никогда не видел его. Черное небо висело над страной, и было так темно, что люди друг друга едва-едва видели. А люди в вежах жили и назы­вались вежниками. Строили вежи из дерна и прутьев, покрывали мхом, и гулял в них всегда лютый ветер, было холодно. Плохо жили люди в Темной стране».
    И вот уже другая картина, символизирующая жизнь новую: «Чудесный олень тронул солнце рогом, оно тронулось с места и плавно легло на рога всех оленей. И поехали сто тысяч вежников на ста тысячах оленей, несущих на своих рогах солнце».
    Даже слог изменился: с тяжелого, мрачного в начале сказки — к радост­ному, многообещающему — в конце.
    Тема Солнца осталась жива и в наше время. П. П. Юрьев записал и бы­вальщину, которую назвал «Солнце старого Хатанзея». В ней рассказыва­ется, как он, ловозерский фольклорист, охотник Илмо и дедушка Хатанзей поехали в тундру помочь пастухам сохранить стадо от волков. Стояла лю­тая стужа, скрипели полозья, постукивали о мерзлый снег оленьи копыта — и больше никаких звуков вокруг. Вдруг Илмо останавливает оленей и радостно кричит: «Солнце! Солнце!» И действительно, над волнистой грядой промерзшего леса засверкало яркое небесное светило. Люди радовались, увидев первые лучи долгожданного на Севере солнца, говорили : «Нет ничего лучше его на свете», а старый дедушка Хатанзей замечал им в раздумье, что на самом деле солнце — хорошо! Его любят все звери, да только у зверей оно всего одно, а у людей еще одно есть, которое тоже све­тит и греет их... это душа людей... «Шибко хорошее солнце, когда у людей правильная душа...», — говорил старый саам.
    Прежде чем принести жертвы своим богам и духам, саамы одевались в лучшие одежды и только после этого с величайшей важностью приближались к месту жертвоприношения. Много жертв приносилось богу Пеййву. Жертвы обычно приносил нуэйт, который перед тем постился, облачался в самые лучшие одежды, совершал омовение и только после приступал к ри­туалу жертвоприношения.
    Для жертвоприношения выделялось специальное место, которое по ок­ружности, обкладывалось костями, ранее заколотых в его честь животных. В жертву Солнцу приносилась лишь молодая самка-олениха и обязательно белого цвета.
    Другим видом жертвоприношения Солнцу была каша — юбпцэ, или уххт (кильдинский диалект), которую готовили каждый год под вечер перед Ивановым днем. Но прежде чем приступить к еде, саамы, стоя на коле­нях, молились. Обращаясь к светилу, они просили, чтобы оно послало теп­ло и свет не только им, но и их кормильцам оленям, всему, что давало пищу. Съев кашу, вновь молились.

Н. П. Большакова "Жизнь, обычаи и мифы кольских саамов в прошлом и настоящем"

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Гирвас - озеро

Саам - богатырь