Сага об озере Сейдъявр

На озере Сейдъявр саамы ловили рыбу один раз в году. Это бывало, по обычаю, летом, в день, указанный знающим человеком. Его знака ждали день ото дня начиная с петрова дня (то есть 12 июля). Скажет знающий и назовет имя, имя девушки такой-то, тогда уж почитай что и не спят в тот день. Надо правду сказать: в это время все люди все дни только во днях живут, а ночей-то и вовсе не бывает. Как прослышат люди о сказанном, тотчас затопляют камельки. И все, кто ни есть в каждой семье; моются с головы до ног. И все, у кого есть что переменить, — все надевают чистое, отбеленное белье. И тогда собираются и едут, каждая семья в своем карбасе, а та, чье имя названо, — та едет в лучшем, новом карбасе, в тот год сшитом. Одна она сидит на скамеечке, покрытой сухой донной травой. Не гребет она, отцов карбас толкает ее впереди себя.
Так и едут в молчании, дружно, карбас за карбасом, и только один человек виднеется впереди всех — это опас. Он все пути знает, он разведает, свободен ли путь, нет ли препоны, не осквернил ли кто их озеро? Он примет на себя весь страх, всю оборону на случай беды. Он найдет особо запрятанную протоку из озера Вулиявр в озеро Сейдъявр. Он знает, где эта протока заложена кусками дерна и кустами. Надо было делать так, чтобы сторонние люди не могли проникнуть в озеро Сейдъявр.
Когда первый карбас подплывал к протоке, она уже была открыта и видима всем (особый человек ее стерег!). Одна за другой лодки проникали в протоку; последняя лодка, тоже с опасом, закрывала ее. Через малое время весь народ, что ехал в лодках, уже находился на озере. Знающий снимал шапку, кланялся воде и бросал в озеро монету. И все, кто стояли на карбасах, каждый хозяин своего суденышка, следовали примеру старца и бросали монету. После этого лодки разъезжались по своим местам. Теперь все забрасывали сети и начинали ловить рыбу. В великой тишине ловили рыбу. Покончив с этим делом, лодка причаливала к берегу; кто хотел, разбивал палатку. Все располагались на отдых и спали.
Приходил урочный час. Знающий вытаскивал со дна озера новые водяные травы и раскладывал их на бортах того карбаса, где лежала нареченная девушка. Остальные хозяева вытягивали сети, обирали рыбу. Покончив с осмотром сетей, один за другим собирались на островок на озере; посредине острова покоился огромный валун, похожий на рыбью голову. Тут с южной стороны камня уже запасены дрова. Все приносили свои котлы, полные рыбы, — разводили под камнем огонь и усаживались в кружок, от мал мала меньше до самого старшего. Тут и пили, и ели, насыщались свежиной до отвала, хмельной березовый сок пили и песни пели, кому какая на душу падет.
А потом в том же порядке отправлялись домой. Но девушку, имя которой называл знающий, везли теперь не впереди, а позади; и не сидела она, а лежала среди водяных, донных, с озера добытых трав… И опас ехал теперь позади, охраняя поезд родных и односельчан от неожиданной беды.
Так бывало в старое время. А с тех пор как старики начали примечать, что пришлые люди ладятся разведать, где есть у каменчан их озеро Свято, — с тех пор саамы не стали справлять свой хороший праздник. Теперь настало время хоронить озеро Свято, чтобы не выдать его жадным людям...
В. В. Чарнолуский "В краю летучего камня"

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Гирвас - озеро

Саам - богатырь